Russian (CIS)English (United Kingdom)

Кофемолка для доктора Кальяра

Кофемолка для доктора Кальяра 
"Уполномочен заявить"
Автор: Наталья Сухорукова

Люди, занимающиеся йогой, уже не редкость в современной России. Я тоже люблю уроки йоги, особенно если их ведет глубокий человек, проникшийся ведической культурой. Но насколько мы умеем принять дары Востока и все ли нужно русскому человеку – об этом наша беседа с Кальяром Чандрой Джха, йогом, тантрическим брамином из Непала.

Когда я общаюсь с доктором Кальяром, то часто вспоминаю рассказ моего знакомого иглорефлексотерапевта о его обучении в Индии. Известный индийский врач, как и принято на Востоке, открывал тайны своего искусства молодому русскому доктору не сразу. Так, прежде чем получить какую-либо информацию, мой знакомый должен был растереть в ступке до порошкообразного состояния определенное количество лекарственных трав. Дело это было трудоемкое, и находчивый русский купил себе в помощь кофемолку, так что индиец открыл свои секреты быстрее, чем рассчитывал. По окончании обучения молодой медик признался во всем учителю и подарил ему свою чудо-меленку. Мой приятель остался доволен темпами и результатами обучения. Но кто знает, не упустил ли он чего-либо, отказавшись от монотонной медитативной работы?
Мои вопросы доктору Кальяру были вопросами западного человека, не выпускающего из рук кофемолку. Думается, не случайно учитель во время интервью дал мне почитать текст, где было написано, что смирение и безграничное доверие к гуру – важные качества ученика. В ответах мой собеседник явно учитывал наличие у журналиста кофемолки, к которой, однако, сам видимого интереса не проявлял.

– Вам, как йогу в девятом поколении, сыну известного в Индии и Непале врача аюрведы, как мастеру, наверное, приходилось общаться с настоящими просветленными. Какие они?

– Если вы ждете обобщенного образа святого человека, как он дан в житиях, то ничем не могу помочь. Просветленные люди, как и всякие люди, разные. Я не могу сказать, что они выглядят и ведут себя как-то по-особому. То, к чему я веду своих учеников (а-таттва-йога – безэлементная, целостная йога), подразумевает последовательную демифологизацию общественных мифов, отказ от раз и навсегда заданных образов, хотя исключает хаос. Я бы говорил, скорее, о просветлении как процессе, происходящем ежесекундно. Я наблюдаю, как постепенно просветляются мои ученики. Где брезжит свет, там и идет этот процесс, мне нравится ему помогать. И еще. Чтобы видеть светлых людей, нужно и самому быть светлым, иначе их не распознаешь. Вот аналогия: для того чтобы почувствовать вкус, нужен вкусовой рецептор.

– Пожалуй, я и не ожидала обобщенного образа таких людей. Мне интересны ваши ощущения, воспоминания.

– То есть вы хотите услышать о восприятии обычным человеком просветленного? Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно быть обычным. Поэтому я не могу дать ответа.

– Так вы не возражаете против того, что некоторые ученики называют вас просветленным?!!

– Возражать смысла нет, подчеркивать тоже нет смысла. Скажешь «не возражаю» – люди подумают: «Что он о себе возомнил!», скажешь «возражаю» – подумают: «Плохонький же он гуру!». Это горячая точка, горячая…

– Сейчас уже общим местом стало утверждение: правильно живи, думай, питайся – и будешь здоров, проживешь долго. В одном из интервью и вы сказали, что болезни – результат наших грехов. Почему же тогда болеют и, бывает, рано умирают духовные учителя?

– Состояние физического тела и продолжительность жизни не показатель просветленности. Ведь обыватель может и об Иисусе сказать: если он был великим учителем, почему так страдал телесно, почему вообще допустил ситуацию с распятием? То же и с Буддой. Любое человеческое тело наполнено ядом. Как вы знаете, обмен веществ представляет собой сочетание процессов анаболизма (построения клеток) и катаболизма (распада клеток и избавления от них). Таким образом, тело наполняется грязью, его нужно различными способами очищать. Аюрведа, в частности, учит, как это делать. Но не все успевают заниматься очищением. В определенные моменты святой человек чувствует, что необходимо уделить внимание другим людям, и очень много энергии отдает во внешний мир – его здоровье ухудшается. Но он это делает сознательно, как человек, который с риском для жизни бросается спасать тонущего ребенка. А вообще если все требуемое для здоровья души-тела безукоризненно исполнять, то можно очень долго поддерживать себя в идеальном состоянии.

– Вы обучали людей йоге в Непале, Индии, Японии. Отличаются ли чем-то принципы обучения в России и, скажем, на вашей родине?

– У меня на родине люди, конечно, более подготовленные. Ведь йога – часть их жизни. Йогой в той или иной форме занимаются практически все, по крайней мере, мантра-йогой – обязательно. Поэтому многие вещи моим соотечественникам объяснять не нужно. Однако для меня более существенны те отличия, которые обусловлены индивидуальностью конкретного человека, а не его принадлежностью к какой-либо нации или культуре. Я беседую с каждым, кто ко мне обратился, оцениваю его энергетический потенциал, смотрю, что можно вылепить из ученика, нахожу к нему индивидуальный подход.

– Как-то мы говорили об Ошо, и вы сказали, что уважаете его, как и всякого духовного учителя, и заметили, что он, однако, не оставил после себя учеников, а в «Ошо-центре» сейчас больше занимаются коммерцией. Но разве люди, читающие высказывания Ошо и вследствие этого развивающиеся, не могут считаться его учениками?

– У него есть последователи, но нет сильных, умеющих держать поток. Тот, кто читает книги, зачастую на самом деле потребитель, удовлетворяющий свое любопытство и рассуждающий так: это мне нравится, значит, подходит, а это – нет, значит, не для меня. Книга не заменяет учителя, в сравнении с которым примитивна. Движение к совершенству – сложный процесс, включающий не только приятные моменты.

– Вы передаете информацию в том виде, в котором ее передавали своим ученикам ваш дедушка, отец, или эта информация изменяется с учетом научных открытий, изменений в гуманитарной сфере?

– Знания, к которым я обращаюсь, лежат в трансцендентной области, они чисты и неизменны, как родниковая вода. Методика преподнесения этих знаний, конечно, меняется в зависимости от изменений внешнего мира. Например, в йогической дискотеке, которую я устраиваю для своих русских учеников, вряд ли индийцы опознают действо, которое у нас называется Бхаджана-киртана. Индийцы просто внимают духовным песнопениям на таком мероприятии, их движения неприметны. У индийцев астральное тело более развито, оно активно подключается при восприятии священных текстов. На Западе более развит мозг, поэтому я приглашаю своих западных учеников к танцу, позволяющему отключить мозг и призывающему тело в помощь. Тяжелые вибрации, идущие от тела, при танце, преобразуемые священными словами и высоким настроением, которое в группе задает гуру, превращаются в вибрации более тонкого плана. Поэтому после таких танцев мои ученики чувствуют счастье, они исполнены энергией.

– В русской духовной традиции нет принципиальной ориентации на одного учителя. Вы же не раз подчеркивали, что учитель должен быть один…

– Истинный гуру может дать своему ученику все необходимое. Количество и разнообразие информации здесь неважно. Учитель помогает не разбрасываться, не тратить силы в пустых поисках, а сконцентрировать энергию в одном потоке. Гуру на Востоке – это бог. У нас говорят, что можно обидеть Шиву, но нельзя – гуру. Потому что, если обидишь Шиву, от его гнева тебя спасет гуру, а, обидев гуру, ты лишаешь себя всякой защиты.

– А когда человек становится гуру, он продолжает учиться, духовно расти?

– В духовном плане он уже достиг того, что нужно. Новая информация входит к нему, скорее, по горизонтали, нежели по вертикали. Конечно, чем выше идешь, тем больше испытаний. Вы спрашивали, может ли ученик научить учителя… Я бы это назвал испытанием, учителю иной раз приходится принимать от ученика испытания.

– Вы мастер тантрической традиции. Тантра занимается в основном сексуальной энергией?

– Эта энергия называется кама-шакти, но мы работаем не только с ней. Существует несколько видов энергии, я не вижу смысла отдавать предпочтение одной. Некоторые новички говорят: «Меня интересует только сексуальное», но это наивный взгляд на вещи. Тантра – совокупность методов пробуждения колоссальной энергии, направление ее в нужное русло, чтобы человек пришел в итоге к просветлению.

– Что бы вы посоветовали людям, жалующимся на постоянную усталость, тем, кому трудно заставить себя заняться физическими упражнениями?

– Такие люди, действительно, чувствуют себя не в силах заняться хатха-йогой, упражнениями. Им нужно начать с мантра-йоги: человек просто повторяет священные слова, и у него начинает пробуждаться энергия, с помощью которой можно перейти к хатха-йоге. Таким образом, силы начнут прибывать по спирали.

– Вы не раз говорили, что духовных вершин можно достичь не только в русле ваших традиций, но и через буддизм, ислам, христианство, что эти религии как разные языки, которые суть инструмент познания мира. Как-то патриарх Кирилл, отвечая на заданный в прямом эфире вопрос, сказал, что православный не должен заниматься медитацией…

– Патриарх совершенно прав. Ведь, чтобы стать причастным к высоким сферам, нужно глубоко и безоговорочно погрузиться в одну духовную практику, не рассуждая: мол, это мне подходит, а это я возьму в другом учении. Один ученик как-то заявил мне, что с моей помощью он пришел к православию – понял, что он православный. С тех пор этот человек перестал приходить на мои занятия, однако, как мне сказали, церковь он тоже не посещает, не соблюдает постов. Но ведь для души что-то нужно делать.


Фото Екатерины Марковой

 
© 2009 Аюрведический центр здоровья Доктора Кальяра (Чарака) | Разработка сайта - студия ВебХлеб